ПРОТИВОЯДИЕ ОТ РЕЙДЕРА

11 апреля 2008

Источник:
Трибуна

Рейдерство в России набирает обороты. Регионы, где пиратские захваты собственности еще не так заметны или их нет, можно по пальцам пересчитать: Белгородская область, Хабаровский край, Татарстан, Башкирия... Зато в остальных рейдеры чувствуют себя привольно. Особенно активную деятельность экономические пираты ведут в Центральной и Западной частях России, в Поволжье, на Юге, на Урале.

Как остановить беспредел? Этой теме посвящена беседа с первым заместителем председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике, предпринимательству и собственности Владимиром Гусевым.

- Владимир Кузьмич, рейдерство становится серьезным препятствием для развития отечественной экономики. Почему возникло это явление?

- Рейдерство - неотъемлемая часть тех процессов, которые происходят в стране. Сегодня идет очередной, третий за последние 15 лет передел собственности, в котором задействованы и предприниматели, и властные структуры, и чиновники. И пока собственность не перейдет из одних рук в другие, недружественное поглощение предприятий будет продолжаться.

- Поглощение поглощению рознь. Во многих странах эти процессы тоже имеют место, но они не разрушают национальную экономику. У нас же рейдерство становится тормозом для экономического развития государства. Плюс политические издержки.

- К сожалению, это так. По некоторым оценкам, десятая часть реальной экономики страны находится в стадии обороны от рейдеров, и "Тольяттиазот" - один из этих примеров. Это значит, что предприятия не могут работать в полную силу, наращивать мощности, получать дополнительные доходы и увеличивать налоговые отчисления в бюджет. В результате страдают социальная сфера - она не получает тот объем средств, который могла бы получить, многие другие области хозяйства - по цепочке. В целом же негативное влияние рейдерства прямо или косвенно ощущает каждый из нас. Это беда общегосударственного, общенационального масштаба.

- Как борются с экономическими пиратами за рубежом?

- Там за нарушение права собственности любители чужого добра сразу идут под суд. У нас же они на свободе и прекрасно себя чувствуют. Потому что действуют в рамках правового поля, в котором не прописаны механизмы защиты от рейдерства. Не случайно любой акционер, обладающий одной-двумя акциями, может за определенную рейдерскую мзду морочить голову такому громадному предприятию, как, например, "Тольяттиазот". Вспомните "Ивановское дело", когда какой-то делец подал в суд на отчуждение 100% акций "ТоАЗа". Тогда начались суды, нервотрепка. "Тольяттиазот" выиграл это дело, но "герой" до сих пор на свободе. Потом случился очередной наезд на завод, потом следующий. К давлению на завод привлечены налоговые службы, силовые структуры и т.д. Предприятие вот уже три года отбивает рейдерские атаки, обращается во все инстанции в поисках защиты. На стороне "Тольяттиазота" выступают депутаты, общественность, представители власти, но ощутимых перемен нет.

- Почему же?

- Сами-то как думаете? Ведь "ТоАЗ" не какая-нибудь скобяная лавка, а флагман отечественной химической промышленности, гордость страны! Восемь процентов мирового рынка аммиака занимает. У меня к этому предприятию особое отношение.

Завод создавался на моих глазах и при моем участии. Сам я долгое время работал в химической промышленности, курировал отраслевые вопросы как заместитель председателя правительства СССР. Помню, как строились цеха "ТоАЗа", как прокладывали аммиакопровод, сколько неподъемных задач попутно приходилось решать. Как радовались достижениям и переживали неудачи. Сколько дал стране "ТоАЗ" и сколько еще может дать! Так нет же, слишком хорош оказался. Вот рейдеры за него и взялись.

- На защиту предприятия встал весь коллектив. Чтобы избежать неправомерных судебных претензий, президент корпорации "ТоАЗ" вынужден уехать за пределы страны и руководить ею из-за рубежа. И главное, хорошо руководит. За финансово-производственные достижения и продуманную социальную политику "ТоАЗ" и его генеральный директор Владимир Николаевич Махлай получают высокие российские и международные награды. Параллельно предприятие душат инициированные рейдерами проверки, предъявляются неправомерные претензии. Ситуация абсурдная. Кто-то же должен, наконец, сказать рейдерам хватит?

- Возможно, это сделает новый президент, ведь эта возня вокруг завода стране ничего, кроме убытков, не приносит.

Дмитрий Медведев не раз заявлял о том, что к рейдерам необходимо предпринимать самые жесткие меры. Вор должен сидеть в тюрьме. Это мнение разделяет и председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков. Он рассказал "Трибуне" об опыте борьбы с рейдерами: "Три года ФНПР выбивала непрошеных гостей, захвативших контрольный пакет акций санатория "Москва" в г. Сочи. Новые собственники действовали нагло и напористо, шли на всевозможные нарушения закона, вплоть до криминала. Профсоюз в судах доказывал, что недружественный захват санатория имеет криминальный уклон. И сумел отвоевать свою собственность.

То же самое можно сказать и о незаконном захвате стадиона "Спартак" в том же городе. Пришлось три года отстаивать свои права в судах. Но в итоге нечистоплотные деятели, подделывавшие документы, были выдворены с объекта".

Глава ФНПР подчеркнул, что профсоюзы принимают самое активное участие в борьбе с рейдерами, оказывают поддержку трудовым коллективам, стараются привлечь внимание первых лиц государства к проблемам российских предприятий, вносят свои предложения в законодательство.

- В Государственной думе, Совете Федерации, Торгово-промышленной палате, Российском союзе товаропроизводителей, Генпрокуратуре проблема рейдерства обсуждается постоянно. Почему же так долго не принимаются антирейдерские законы?

- Потому что существующая ситуация кого-то устраивает. Еще раз напоминаю: идет масштабный передел собственности. Этим все сказано. Сколько раз мы проводили и "круглые" столы, и "продолговатые" столы, и всевозможные слушания - мало что меняется. Системной работы в этом направлении нет. Ее и не может быть, пока нет правовой базы. Пять дней достаточно, чтобы написать проект закона. За один месяц Госдума может его принять, еще неделя потребуется Совету Федерации для обсуждения, потом через одну-две недели законопроект подпишет президент - и рейдерство на законном основании станет делом сугубо наказуемым.

- Так что мешает? Слишком сильно коррупционное лобби?

- Отчасти, вы сами ответили на вопрос. Коррупция - основная питательная среда для рейдерства. А она у нас, как известно, проникла во все ветви власти, во все чиновничьи кабинеты. Это усложняет борьбу с рейдерами. Но проблема не только в этом. Есть еще один аспект, которому пока недостаточно уделяется внимания, - взаимоотношения партий во власти.

Сформирован новый состав Государственной думы. Конституционное большинство в ней принадлежит партии "Единая Россия". В то же время оппозиция не имеет практической возможности повлиять на любое решение. В сложившейся ситуации ускорить принятие или обсуждение законопроектов, даже просто выступить с законодательной инициативой становится труднее, чем раньше. Я с этим столкнулся лично совсем недавно, когда занимался разработкой документов по регулированию спиртоводочной продукции. Была проделана огромная работа, к сотрудничеству привлекались квалифицированные эксперты. Чем все закончилось? Думаете, мне сказали "спасибо"? Или предложили что-то доработать? Нет. Сказали: "Не лезьте. Не ваш вопрос". Я написал записку председателю Совета Федерации Сергею Миронову о том, что лезть больше не буду.

И так происходит не только со мной.

Поэтому я не могу рапортовать: вот мы подготовили законопроект, сейчас продвинем, все будет нормально.

- По этой же причине вы отложили поездку в Тольятти, куда собирались ехать вместе с главой РСТ Николаем Ивановичем Рыжковым для встречи с коллективом "ТоАЗа"?

- Как только у нас будет на руках долгожданный документ, мы сразу же прибудем на "ТоАЗ". Наша цель сообщить людям: уважаемые работники "Тольяттиазота", мы привезли проект антирейдерского закона. Мы обсудили его на всех комитетах и теперь расскажем вам, как защитить предприятие от экономических пиратов. Но такого законопроекта нет. Есть двадцать различных вариантов, причем ни один не принят.

И, на мой взгляд, законов не будет до тех пор, пока высшее руководство не потребует: "Прошу через неделю положить на стол необходимый законопроект".

- Неужели подобные вопросы решаются только через "высшее лицо"?

- Во всяком случае, у нас это пока обычная практика. Вместе с тем, мне представляется, что если несколько мощных политических и общественных партий, движений поставят вопрос о рейдерстве перед главой страны, он примет необходимое решение и заставит чиновников содействовать скорейшему продвижению необходимых законов. Пока же из правительства многие важные для страны законопроекты приходят с отрицательным заключением. А без положительной резолюции правительства законопроекты ни в Думе, ни в Совете Федерации не рассматриваются.

Возьмем закон "О внесении изменений в законодательство по разрешению корпоративных конфликтов" - это же основная ударная сила по рейдерам. Два года назад законопроект был направлен в правительство на доработку. Правительство не спешит с ответом. Может быть, это для него неактуально? Не удивлюсь, если еще четыре года будут дорабатывать.

- Значит, правительству это не надо?

- Это не так. Я часто бываю в правительстве, принимаю участие во многих совещаниях и заседаниях. С большим уважением отношусь к председателю правительства Виктору Алексеевичу Зубкову. Это очень глубокий и смелый человек. Прекрасно видит, что творится вокруг, и знает, что надо делать. Помимо Зубкова, в правительстве есть немало достойных людей. Но, к сожалению, на высоких постах немало и тех, кто вообще ни в чем не заинтересован, кроме собственного благополучия. Возможно, следует изменить порядок формирования правительства? Поручить это Совету Федерации.

Я много лет работал во власти. Считал и считаю, что управление (а власть это, прежде всего, управление) может быть эффективным только тогда, когда задействованы четыре основные компонента: анализ, планирование, организация и контроль. Если хоть одна позиция "провалена" - толку уже не будет. А мы хромаем по всем четырем позициям. А что касается контроля, то здесь вообще беда.

- Владимир Кузьмич, у нас такая пессимистическая беседа. А ведь вы - человек оптимистичный. Вам на днях - 75, а вы трудитесь, в прекрасной форме. Вам столько сложнейших вопросов довелось решить в своей жизни! Вас Косыгин отмечал.

- Это тема другого разговора. Можно вспомнить много случаев, когда находили выход в безвыходных ситуациях. Я и сейчас не теряю оптимизма. По опыту знаю, что все равно победит разум, разумный закон. Сегодня очень неудовлетворен тем, что происходит в стране.

Вот совсем свежий пример. Вернулся из командировки, включаю телевизор, а там рассказывают, что на днях продано 990 гектаров Рублевского лесного массива по 400-600 рублей за сотку. Рублевский лес - это вековые деревья, это "легкие" Москвы. А если его вырубят? Ведь покупатель берет массив в аренду на 49 лет не для того, чтобы им любоваться, а чтобы что-то строить на участке. Председатель правительства России дает задание разобраться в правомерности передачи леса в аренду. Разбираются. Все вроде в рамках закона. Нужен ли такой закон? Ведь любому нормальному человеку понятно, что такая "аренда" - профанация. К тому же президент Владимир Путин не однажды четко заявлял: "Ни в коем случае лесные участки в частные руки не передавать". Ну и как выполняются у нас президентские распоряжения?

То же и с рейдерством. Победить его в нынешних условиях очень трудно. Я не знаю случаев, где бы рейдерство осудили, особенно если захватчики действуют в рамках законодательства. А они сегодня редко за эти рамки выходят. Персонификация рейдерства приводит к очень тяжелым последствиям. Здесь не жалеют никого: женщина ли, ребенок - уберут, если мешают. Чтобы прекратить это безумие, надо скорее создавать законодательное поле. Правительство должно в сжатые сроки подготовить механизмы реализации новых законов. Тогда мы можем остановить колесо рейдерства.

- Но пока мы переделываем эти законы, рейдеры находят противоядие. Что делать собственникам?

- Воевать. И придавать каждый рейдерский шаг широкой огласке. Так, как это делается на "ТоАЗе". Рейдеры выискивают на интересующем их предприятии слабые места и бьют по ним. По собственному опыту скажу: на любом предприятии такие места есть. И если их специально гипертрофировать и поставить во главу угла, то по закону любой рейдер окажется правее добропорядочного собственника и эффективного менеджера. Вот этого нельзя допускать.

Собственники стараются защищаться. Власть на местах нередко старается помочь им в этом. Вот мне из Самары звонили - попросили документы по антирейдерству. Вот пакет, подготовленный к отправке. Там много полезного. В Самаре помимо "Тольяттиазота" начались рейдерские атаки еще на одно крупное предприятие.

Крупные предприятия особенно привлекают рейдеров - там деньги, там хорошая экономика. Почему бы не отхватить?

Все чаще на защиту предприятий, подвергшихся рейдерским атакам, становятся местные власти, понимая, что рейдерские атаки дестабилизируют социально-экономическую обстановку в регионе, способствуют росту социальной напряженности. Начальник управления экономической безопасности при правительстве Москвы Александр Корсак рассказал об антирейдерских механизмах, разработанных в столице: "Начиная с 2004 года, в Москве начались силовые захваты объектов и предприятий. На заседании у мэра была срочно создана временная межведомственная группа противодействия, куда вошли представители силовых, регистрационных, налоговых, предпринимательских и других структур. В результате Москва смогла отвоевать у рейдеров захваченные силой предприятия ВНИИ шинной промышленности и крупный Государственный институт "Гипромез", сохранить фабрику имени Петра Алексеева, многие другие предприятия. Вот уже пять лет в столице действует "горячая линия", куда собственники в любое время могут обратиться с просьбой о защите. Поступившие обращения оценивают специалисты, и если замечают состав преступления, - направляют соответствующие запросы в МВД. Одновременно рассылают упредительные письма в налоговую инспекцию, регистрационную службу, арбитраж. Контроль и предупреждающие меры со стороны городской власти возымели действие: в 2005 году в столице случилось 5 силовых захватов, в 2006-м - один, в 2007-м - ни одного. Что касается тревожных звонков, то их количество с каждым годом уменьшается: если в 2003 году насчитывалось 151 обращение, в 2004-м - 177, в 2005-м - 117, в 2006-м - 84, в 2007-м - 75.

- Можно ли обезопасить свое имущество от рейдеров в рамках действующего законодательства?

- Это очень сложно. В этой ситуации можно либо затянуть процесс до тех пор, пока у рейдеров не иссякнет бюджет, либо упорно отбивать новые и новые атаки, либо поймать захватчиков.

01 12 2015 ЛАБОРАТОРИЯ «ТОЛЬЯТТИАЗОТ» РАСШИРЯЕТ ЭКОЛОГИЧЕСКУЮ ЭКСПЕРТИЗУ

ТоАЗ успешно завершил комплексную проверку Федеральной службой по аккредитации «Росаккредитация» лаборатории предприятия по контролю качества сточных вод.

30 11 2015 «ТОЛЬЯТТИАЗОТ» ПОДЕЛИЛСЯ ЭКСПЕРТИЗОЙ В РАМКАХ МЕЖДУНАРОДНОГО КОНГРЕССА «ЭКОТЕКВОЛГА 2015»

ТоАЗ выступил партнером 2-ого Международного Конгресса «ЭкоТекВолга 2015» по актуальным вопросам решения экологических проблем Поволжья.

27 11 2015 СДЕЛКА ПО ПРОДАЖЕ МАЖОРИТАРНОГО ПАКЕТА АКЦИЙ ОАО «ТОЛЬЯТТИАЗОТ» НЕ СОСТОЯЛАСЬ

ЗАО Корпорация «Тольяттиазот», выполняющая функции единоличного исполнительного органа ОАО «Тольяттиазот», сообщает о расторжении сделки с фондом Credit Mediterranee SA о продаже мажоритарного пакета акций ОАО «Тольяттиазот».