В ПОДДАВКИ МЫ НЕ ИГРАЕМ

3 июля 2006

Источник:
Постскриптум (Тольятти)

Проект строительства корпорацией «Тольяттиазот» порта в Тамани на определенном этапе строительства вызвал достаточно жесткую критику со стороны жителей Кубани. По их мнению, порт может нанести значительный вред экологии. О том, насколько соответствуют действительности подобные заявления, и о многом другом, что связано со строительством на Тамани, рассказывает Любовь Бычковская, готовившая экологическую экспертизу проекта.

— Так возможны ли проблемы с экологией в результате строительства порта Тамань?

— Когда в 1999 году мы приехали в бухту Железный Рог, никакой особой курортной инфраструктуры не было и рекреационной деятельностью никто особо не занимался. Хотя с точки зрения истории и археологии эти места ценные, перспективные и потому нуждаются в бережном отношении и защите. После согласования «Обоснования инвестиций» глава «Тольяттиазота» Владимир Махлай заказал нам разработку раздела «Охрана окружающей среды» для ТЭО строительства. Для этого проекта были выполнены детальные экологические изыскания и все проектные решения оптимизированы в соответствии с требованиями природоохранного законодательства. При проектировании проводилась полная комплексная оценка воздействия на морскую среду и биологические ресурсы при строительстве причальных сооружений. Особое внимание при проектировании и выборе места размещения сооружений по перегрузке аммиака на суше и на море уделялось наличию памятников археологии и охраняемых биологических объектов. Учитывались также существующие рекреационные объекты, с тем чтобы выбросы загрязняющих веществ в атмосферу не нарушали санитарных нормативов, установленных для зон рекреации. На момент проектирования сооружений расчеты выбросов загрязняющих веществ в атмосферу показали (и сейчас это подтверждается нормативными замерами, которые производят региональные надзорные органы), что нормативная санитарная защитная зона предприятия соответствует требованиям санитарных норм и не «накрывает» зону рекреации.

Нужно особо отметить, что у «Тольяттиазота» в проекте заложены очистные сооружения, по мощности значительно превосходящие потребности самой инфраструктуры корпорации в порту. Просто они смотрели в будущее и сделали то, что поможет освободить от дополнительных затрат тех инвесторов, которые придут за ними следом. Это позволит сберечь и территории. Представьте себе, что было бы, если бы локальные очистные сооружения строил каждый инвестор, приходящий в бухту Железный Рог. Сегодня очищенные стоки ТоАЗа отвечают самым жестким нормативным требованиям, установленным для рыбохозяйственных водоемов. Даже в точке сброса стоки уже имеют концентрации, соответствующие предельно допустимым концентрациям (ПДК) рыбохозяйственных водоемов, и не нуждаются ни в какой зоне разбавления.

— Что вы можете ответить на заявления о том, что эстакада в порту Тамань может нарушить морские течения и навредить побережью?

— Многие исследователи считают, что перенос наносов формирует зону пляжей Таманского полуострова. А это уже серьезно. Вот почему по причальным сооружениям выбраны такие технические решения, которые не будут мешать этому природному процессу. По рекомендации специалистов-гидротехников здесь пошли по пути создания свайных причалов. У них множество плюсов — нет монолитных стен, не служат преградой для перемещения масс воды и наносов, свободно пропускают волну. И еще одно: существенно удлинив причал, ТоАЗ избавился от необходимости углублять дно для сооружения подходного канала, что само по себе неизбежно породило бы массу проблем с переносом наносов. К тому же в дальнейшем работы по поддержанию глубины канала — подхода к причалу — привели бы к постоянному взмучиванию воды и прочим неприятным последствиям для экологии этого участка моря. Эстакада выдвинута в море более чем на 2 км, дно осталось нетронутым (не считая погружения свай, но данная операция единовременная). Это тольяттинцам встало дорого, но они сделал и это. Технические решения по очистке стоков и по причальным сооружениям экологичны и очень современны. Кроме того, здесь же поставлены установки опреснения морской воды, что позволило решить проблему водоснабжения без рытья траншей и прокладки водоводов в очень ранимой территории.

— Интересно, кем вырабатывались эти и другие решения, определяющие экологичность всей концепции перегрузочного терминала в порту Тамань?

— Все без исключения решения по порту Тамань корпорацией «Тольяттиазот» принимались не с кондачка, над ними работало несколько профильных институтов. И если вы имеете в виду возможность оспаривания принятых решений, то тому, кто взялся бы за такую неблагодарную задачу, пришлось бы затратить массу времени и средств, причем уверена, что безуспешно. Ведь все проекты прошли к тому же экспертизы и согласования во всех надзорных государственных службах. Экология — дисциплина точная. В ней все размерено, отмерено и сосчитано. Если есть нарушение, то так и пишем. В поддавки мы не играем, иначе с нами солидные корпорации не работали бы.

Экспертиза по бухте Железный Рог вообще была очень жесткой, и тольяттинцы все ее рекомендации учли и реализовали. Их ведь экономика заставляла строить, а не просто спортивный интерес что-то там соорудить вдали от самого завода. Плюс ко всему там ведь еще были проблемы трансграничного переноса с украинской стороной, тоже охраняющей свой сектор Черного моря от вредного воздействия. От Украины поступило много запросов в МИД, в экспертизу, и везде нашим соседям был дан удовлетворивший их ответ. Что касается оценок экологических последствий, то они признаны корректными и соответствующими требованиям природоохранного законодательства. Да и сейчас, уже на стадии строительства, местными природоохранными организациями постоянно ведется экологический мониторинг. Так, например, мониторинг морской среды осуществляет Новороссийская биологическая станция, проверяя воздействие строительства на морские экосистемы. Мы сравнили свои прогнозные оценки, выполненные на стадии разработки проекта, с результатами мониторинга за 2003 — 2005 годы, и оказалось, что реальное воздействие строительства на природу значительно ниже, чем предполагалось. По заказу ТоАЗа мы разработали детальную программу экологического мониторинга и санитарно-гигиенического контроля на стадии эксплуатации объектов в порту Тамань, которая в ближайшее время должна быть согласована с природоохранными надзорными органами Краснодарского края.

— Насколько неукоснительно ТоАЗ выполняет ваши предписания?

— Оценить то, как относятся к нашим рекомендациям, можно хотя бы по тому факту, что сам Махлай, человек, прямо скажем, не последний, пришел к нам сам. До этого уже навели справки, начитались про него и приготовились к «круговой обороне». Выставили ему шесть страниц наших требований и заявили: будем проводить экологические расчеты по выбросам и сбросам загрязняющих веществ в окружающую среду четко в соответствии с проектными решениями, посчитаем вам все как есть и вместе с вами будем решать, что, когда и где нужно сделать для выполнения экологических норм. Потребуется шесть ступеней очистки сточных вод — будете делать все шесть. Иначе не пройдем экологическую экспертизу и гарантий никаких не дадим. Все 20 минут, пока мы его пугали строгими экологическими нормами, необходимостью сложных технологических решений и довольно приличных затрат, он молча и внимательно слушал нас. А потом говорит: «Вот теперь я понял, что пришел туда, куда мне было нужно. Будем работать только так и никак иначе». Мы сотрудничаем более пяти лет, и все это время по-честному, как положено. Если были нужны в Тамани дополнительные очистные — он сказал: сделаем. Привлек солидный проектный институт и действительно сделал. У нас заказчиков много, и далеко не все хотят тратиться на экологию. А здесь — полное понимание. Сказали мы, что нужна перетрассировка железнодорожной ветки с учетом охраняемых объектов — они беспрекословно эту работу выполнили. И никогда никто из них не обратился с просьбой что-нибудь «подкорректировать».

— Как вы тогда можете объяснить продолжающиеся нападки на «Тольяттиазот» с тем, что проект не отвечает всем требованиям?

— Могу высказать лишь собственное мнение. В свое время было много желающих войти в ту же бухту, куда раньше всех и исключительно по необходимости вошел «Тольяттиазот». Если и были какие-то «наезды», о чем вы говорите, то их можно воспринимать только как элемент недобросовестной конкуренции желающих прийти на все готовое, когда есть эстакада, есть 40 км железнодорожных путей до магистрали, есть практически вся инфраструктура. А с точки зрения всех без исключения норм и правил, предъявляемых к проектам подобного рода экологами, там все сделано на высшем уровне.

— Хорошо, представим, что авария все-таки произошла, ведь от случайности никто не застрахован…

— При изучении вопроса мы пытались найти данные о такого рода катастрофах на судах-газовозах с аммиаком, но не нашли ничего. Отсюда вывод, что такие аварии крупного масштаба просто исключены в силу жестких требований к судам, перевозящим аммиак. Незначительные же утечки не попадают в разряд экологических катастроф, потому что воздействие аммиака на природу, на морскую среду довольно мягкое, ввиду того что скорость растворения аммиака в воде очень высока. В силу чего диаметр пятна, в котором возможна гибель живых организмов, составил бы 120 м на глубину 8 м. Время существования — несколько минут. В масштабах моря это локальное происшествие, не имеющее критических последствий. Никакого остаточного воздействия не наблюдается.

Есть факты

Любовь Бычковская — одна из 13 членов экспертной комиссии, подписавших положительное заключение экспертной комиссии Государственной экологической экспертизы по материалам «Обоснование инвестиций в строительство пункта перевалки аммиака в Темрюкском районе Краснодарского края (порт АМОТОАЗ)», утвержденное приказом Госкомитета РФ по охране окружающей среды № 410 от 22 июля 1999 года. На основании положительного заключения экологической экспертизы федерального уровня был оформлен договор о сотрудничестве администрации Краснодарского края с ОАО «Тольяттиазот» от 6 сентября 2001 года и получено разрешение на строительство перевалочного комплекса аммиака в Темрюкском районе Краснодарского края, выданное краевой администрацией 24 октября 2003 года.

Научно-производственная фирма «Экоцентр МТЭА» работает на рынке экологических услуг с 1989 года. С участием «Экоцентра МТЭА» реализовывались проекты на Башкирской, Балаковской, Южно-Украинской, Калининской, Костромской и Ростовской АЭС, «Сахалин-1», «Сахалин-2», Каспийский трубопроводный консорциум, Балтийская трубопроводная система (БТС), газопроводная система «Голубой поток» (Россия — Турция).

01 12 2015 ЛАБОРАТОРИЯ «ТОЛЬЯТТИАЗОТ» РАСШИРЯЕТ ЭКОЛОГИЧЕСКУЮ ЭКСПЕРТИЗУ

ТоАЗ успешно завершил комплексную проверку Федеральной службой по аккредитации «Росаккредитация» лаборатории предприятия по контролю качества сточных вод.

30 11 2015 «ТОЛЬЯТТИАЗОТ» ПОДЕЛИЛСЯ ЭКСПЕРТИЗОЙ В РАМКАХ МЕЖДУНАРОДНОГО КОНГРЕССА «ЭКОТЕКВОЛГА 2015»

ТоАЗ выступил партнером 2-ого Международного Конгресса «ЭкоТекВолга 2015» по актуальным вопросам решения экологических проблем Поволжья.

27 11 2015 СДЕЛКА ПО ПРОДАЖЕ МАЖОРИТАРНОГО ПАКЕТА АКЦИЙ ОАО «ТОЛЬЯТТИАЗОТ» НЕ СОСТОЯЛАСЬ

ЗАО Корпорация «Тольяттиазот», выполняющая функции единоличного исполнительного органа ОАО «Тольяттиазот», сообщает о расторжении сделки с фондом Credit Mediterranee SA о продаже мажоритарного пакета акций ОАО «Тольяттиазот».